«На концертах куда-то делись кашляющие люди»

28 апреля 2021

ДИРЕКТОР ТРАНССИБИРСКОГО ФЕСТИВАЛЯ ОЛЕГ БЕЛЫЙ — О ТОМ, ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ 2021 ГОД ОТ 2020-ГО, А 2020-Й ОТ 2019-ГО

Detailed_picture© Предоставлено пресс-службой Транссибирского арт-фестиваля

30 апреля Транссибирский фестиваль доезжает до московского зала Чайковского с двумя своими главными героями — скрипачом Вадимом Репиным и дирижером Шарлем Дютуа. С ними вместе на сцене — Российский национальный молодежный симфонический оркестр. В программе — Адажио Барбера, Скрипичный концерт Бруха и «Жар-птица» Стравинского.

— Когда вы начали планировать этот фестиваль?

— У меня ощущение, что просто прошлый фестиваль не прекращался. Мы планировали тот фестиваль дважды, а то и трижды. И он растянулся на 10 месяцев. Последний его концерт в Новосибирске прошел 13 декабря 2020 года. На тот момент была готова только основная канва фестиваля 2021 года, но полностью программу невозможно было сформировать. Потому что сейчас никто в мире не знает, что происходит в ближайший месяц. Глубина планирования — одна неделя. Без преувеличения! Все, конечно, изголодались и хотят играть концерты. Швейцария, скандинавские страны, Прибалтика до недавнего времени обещали, что концерты будут у них вот-вот разрешены. Но за две недели или за неделю они все время отменялись. И сразу мне шквал звонков — что еще можно организовать? А за неделю уже ничего нельзя организовать!

— Имеется в виду — организовать у вас на Транссибирском фестивале?

— Конечно. Потому что Россия сейчас — одно из немногих в мире мест, где есть логика какая-то в реакции на пандемию.

— В чем вы видите логику?

— В том, что не останавливается жизнь. Ограничения есть, но концерты идут, фестивали происходят, артисты приезжают. Очень мало есть мест, куда они вообще могут сейчас приехать. В Корее — две недели карантин. Саша Гетцель, который у нас дирижировал в декабре, сейчас приехал туда, отсидел, как полагается. «Отсидел» — по-другому я не могу это назвать! Передвигаться за пределы номера в течение 14 дней запрещено. И окна две недели не открывались. И кондиционер не работал, чтобы не распространять вирус по отелю. А температура в номере была за 30 градусов. Просто чтобы выставить пакет с мусором в коридор — для этого нужно обеззаразить ручки плотно закрытого пакета противовирусным средством, надеть респиратор, открыть дверь номера, выставить пакет и закрыть дверь. Так же и с питанием — доставляют трижды в день под дверь, забрать можно, только предварительно надев респиратор и если перед дверью никого нет. Саша подробно показывал все эти процессы на своем YouTube-канале с присущим ему чувством юмора, но, по-моему, это все не особо весело выглядит. А теперь вы меня спрашиваете, в чем я вижу у нас логику. Я ее вижу в том, что у нас этого нет!

— Вы чувствуете зависть со стороны западных коллег?

— Скорее — удивление, опаску и осторожность. Хотя, мне кажется, метро или самолет — это куда более опасная среда, чем концертный зал. Ну, можно всем сидеть только в онлайне и там общаться. Но это же не выход. До чего мы тогда дойдем? Ясно, что ситуация серьезная, никто в такой никогда не был. И каждый день предлагаются новые рецепты — иногда хорошие, иногда не очень. Но лучше находить какие-то, чем не находить никаких. На Западе идут только дискуссии о мерах предосторожности, больше ничего. А какие меры предосторожности могут быть? Надеваешь маску, моешь руки…

Единственное хорошее наблюдение — на концертах куда-то делись кашляющие люди. Вообще их нет! Раньше — малейшая пауза между первой и второй частями, и сразу ясно, что лишь очень небольшая часть заболевших пошла к врачу, а все остальные — на концерт. Прокашляться как следует. А теперь нет кашля!

— Чтобы пригласить сейчас сюда западных артистов, надо прыгнуть выше головы?

— Надо очень много документов оформлять, специальные разрешения делать. Это многоступенчатый процесс, времени занимает много. И самая большая сложность — если вдруг артист по какой-то причине в последний момент приехать не сможет, то сделать разрешение на въезд иностранному артисту, который мог бы его оперативно заменить, невозможно.

О том, что Николас Ангелич попал в больницу, мы узнали за две недели до концерта — за это время уже нельзя организовать приезд другого иностранца. Но я считаю, что выход мы нашли очень хороший — Денис Кожухин.

— Наверное, спасает то, что в мире есть много музыкантов с российским паспортом.

— Да. Безусловно. Причем таких, которые хорошо умеют играть.

© Предоставлено пресс-службой Транссибирского арт-фестиваля


— Что изменится в музыкальной жизни в ближайшем будущем? Не все коллективы выживут?

— Я не знаю системы оплаты труда в Америке. Хотя страховая история там довольно развитая. А в  Европе… Они же все получают зарплаты за ничегонеделание. Поэтому я даже не знаю, смогут ли их вообще теперь заставить работать. А зачем? Некоторые оркестры занимаются экспериментами — сидят на расстоянии пяти метров друг от друга и делают переложения симфонической партитуры для нескольких инструментов. Это странно наблюдать. В оркестровой яме восемь музыкантов, а исполняют «Аиду», например. Я не могу это комментировать ни с какой точки зрения. Мне кажется, эти эксперименты в веках не останутся.

— Вы пригласили на фестиваль знаменитого дирижера Шарля Дютуа, пожилого человека. Не страшно было?

— А он уже получил две дозы своей вакцины. Именно как пожилой человек. Потому что в Швейцарии, где он живет, разработали такую схему — довольно странную, на мой взгляд, но какая есть. Сначала получают вакцину люди старше 80 лет. Когда их привьют — те, кто старше 70. И так далее, в обратном порядке. Так вот, поскольку ему почти 85, он уже свои две прививки получил. И свои риски минимизировал. И потом, он же сам принимал решение приехать. Взрослый же человек. По-моему, ему все очень нравится. Он в прекрасном настроении, он любит концерты, это его профессия, он всю жизнь этому посвятил, и его возраст ни в жизни, ни тем более на сцене абсолютно не чувствуется. Энергетика от него во время концерта такая мощная, что многим помоложе он даст серьезную фору, — концерт получился выдающийся! Я не знаю, как в таком возрасте останавливаться. Ведь потом можно и не начать больше.

— Пришлось чем-то пожертвовать из-за пандемии при составлении программы нынешнего фестиваля?

— Да нет. По количеству концертов, по странам, по приглашаемым артистам 2021 год практически не отличается от предыдущих «нормальных» годов — 2019-го, 2018-го. 2020-й — это, конечно, отдельная тема. Просто сейчас процесс подготовки более трудоемкий и длительный, но есть определенные правила. И все понимают, как они работают. В 2020-м правил не было никаких. Ни хороших, ни плохих. Поэтому сейчас все более-менее. Исключая, конечно, почти полное отсутствие авиаперелетов. Если раньше из европейских городов было три-четыре рейса в день, то сейчас — один-два в неделю. Примерно как во времена, когда Давид Федорович Ойстрах передвигался по Европе. Только ему не надо было тест сдавать перед каждым перелетом.

Кстати, с тестами тоже интересно. Идете вы в Швейцарии и сдаете тест за 200 франков. В самолете сидят 350 человек. Умножьте это на 200. А представьте, что вы просто увеличили стоимость билета на 200 франков. Люди будут недовольны! А тут они платят лишние 200 франков и рады, что могут войти в самолет. В Париже люди записываются за неделю на тесты в аэропорту, чтобы оттуда вылететь. В Шереметьеве я могу в любой момент прийти, заплатить вменяемые деньги и через два часа получить ПЦР-тест на любом языке. Как может в одном месте мира тест стоить 20 евро, а в другом 200? Это же одни и те же тесты. Так что вопросов больше, чем ответов.

— Как вы относитесь к вынужденной музыкальной жизни в интернете? Есть какая-то от нее польза?

— Мне кажется, огромная. Я разговариваю со своими друзьями и коллегами в разных странах, которые никогда раньше не смотрели концерты в интернете. Сейчас они их все смотрят. Потом пишут восторженные отзывы. Кто-то, может, раньше вообще на концерты не ходил. А теперь, когда концертная жизнь восстановится — ну когда-то же она восстановится! — это потенциально наш новый слушатель. Мне кажется, что онлайн-трансляция никогда не заменит живого концерта. Вспомните: в начале пандемии все транслировали все, что только можно. Из квартир, из каких-то маленьких зальчиков. Все в это бросились. Потом интерес поостыл. А сейчас, мне кажется, найден баланс между онлайном и офлайном. Транслируя концерты нашего фестиваля, мы не создаем сами себе конкуренции. Наоборот — расширяем количество потенциальной публики.

Екатерина Бирюкова, colta.ru

Партнеры

Генеральный спонсор
Тикетлэнд
Кассы.ру
intickets.ru
Kassir.ru
Яндекс
СибКасса
AZIMUT Отель Сибирь
Domina
Рестораны Дениса Иванова-1
НГУ Настоящая наука
Communications advertising group
Авиценна
Чашка кофе
Кинотеатр "Победа"
Шашлыкофф
Балкан гриль
СпецТрансСтрой
Favorit cheese
Нью-Мексико
Карачинский источник
Аэродром «Мочище»
Дайсикнит
Купино

Информационные партнеры

Россия 1
Россия 24
ОТС
РБК
Континент Сибирь
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области
Новосибирские Новости
Музыкальное обозрение
Радио Орфей
Культвитамин
49 канал
Выбери радио Нск
Радио 54
LEDsi
Дизайнмастер
Афиша Новосибирска
Серебряный дождь
Gallery
Статус журнал
Журнал Денис Иванов
Инфопро
leaderstoday
Пенсионеры
Новая Сибирь
СовСибирь
ТВК
Новосибирская область
Сибмама
Сибирь 24